НАБОКОВ МАШЕНЬКА СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Ганин кивнул, забыв, что в темноте кивок не виден. Когда она, семеня тупыми ножками, пробегала по коридору, то жильцам казалось, что эта маленькая, седая, курносая женщина вовсе не хозяйка, а так, просто, глупая старушка, попавшая в чужую квартиру. Скажите, вы давно живете в этом пансионе? Будучи еще на терра фирма, мы друг друга не знали, да так случилось, что вернулись домой в один и тот же час и вошли в это помещеньице вместе. Голос Алферова на несколько мгновений пропал и когда снова возник, был неприятно певуч, оттого что, говоря, Алферов вероятно улыбался:. Прошло минут десять; вдруг наверху что-то щелкнуло.

Добавил: Nakazahn
Размер: 53.74 Mb
Скачали: 98030
Формат: ZIP архив

Письменный стол покойника, дубовая громада с железной чернильницей в виде жабы и с глубоким, как трюм, средним ящиком, оказался в первом номере, где жил Алферов, а вертящийся табурет, некогда приобретенный со столом этим вместе, сиротливо отошел к танцорам, жившим в комнате шестой. Эти оконца не открываются. Лифт тряско зацепился за порог четвертой площадки, остановился.

Простите, я вам, кажется, на ногу наступил….

Владимир Набоков. Машенька

Жаль, что такая темень, а то показал. А не думаете ли вы, Лев Глебович, что есть нечто символическое в нашей встрече? Набоеов трех номерах направо — от четвертого по шестое апреля — жили: Неприятно было главным образом то, что день-деньской и добрую часть ночи слышны были поезда городской железной дороги, и оттого казалось, что весь дом медленно едет куда-то.

А на полке, в комнате у Клары, стояло ради украшения несколько первых томов энциклопедии, меж тем как остальные тома попали к Подтягину.

  АЛЕКСАНДРА ЛИСИНА ХЕЛЬГА И ЕЕ ДРУЗЬЯ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Содержание

Дойдя до столовой, коридор сворачивал под прямым углом направо: Машенька и её муж фигурируют позже в романе Набокова Защита Лужина глава Там, должно быть, приятно. Будучи еще на терра фирма, мы друг друга не знали, машегька так случилось, что вернулись домой в один и тот же час и вошли в это помещеньице.

Ганин, прожив у нее три месяца, собирался теперь съезжать, сказал даже, что освободит комнату в эту субботу, но собирался он уже несколько раз, да все откладывал, перерешал. Четыре года — шутка ль сказать… Да-с. Мне хозяйка сказала, что ваша комната к субботе освободится? Я знаю удивительные, сам их сочиняю. Пора бы что-нибудь предпринять. Чета зеленых кресел нвбоков разделилась: Есть что-то грустное в таком запашке.

Алферов шумно вздохнул; хлынул теплый, вялый запашок не совсем здорового, пожилого мужчины. Но Ганин, поморщившись, легонько вытолкнул его и затем, выйдя сам, громыхнул в сердцах железной дверцей.

Прихожая, где висело темное зеркало с подставкой для перчаток и стоял дубовый баул, на нсбоков легко было наскочить коленом, суживалась в голый, очень тесный коридор.

Пожалуйте, Лев Глебович; за вами.

Please turn JavaScript on and reload the page.

В комнате первоапрельской — первая дверь налево — жил теперь Алферов, в следующей — Ганин, в третьей — сама хозяйка, Лидия Николаевна Дорн, вдова немецкого коммерсанта, лет двадцать тому назад привезшего ее из Сарепты и умершего в позапрошлом году от воспаления мозга. Дойдя до столовой, коридор сворачивал пабоков прямым углом направо: Один только Подтягин заходил в эту комнату, поглаживал черную ласковую таксу, пощипывал ей уши, бородавку на седой мордочке, пытался заставить собачку подать кривую лапу и рассказывал Лидии Николаевне о своей стариковской, мучительной болезни и о том, что он уже давно, полгода, хлопочет о визе в Париж, где живет его племянница и где очень дешевы длинные хрустящие булки и мшаенька вино.

  ПРОШИВКИ ДЛЯ DOOGEE HOMTOM HT6 ALTERNATIVE СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Владимир Набоков Машенька Посвящаю моей жене.

А пансион грязноват,— даром, что русский. Ганин кивнул, забыв, что в темноте кивок не виден. Очень смешно она адрес написала.

Спички у вас есть? Один только Подтягин заходил в эту комнату, поглаживал черную ласковую таксу, пощипывал ей уши, бородавку на седой мордочке, пытался заставить собачку подать кривую лапу и рассказывал Лидии Николаевне о своей стариковской, мучительной болезни и о том, что он уже давно, полгода, хлопочет о визе в Париж, где живет его племянница, и где очень дешевы длинные хрустящие булки и красное вино.

Кстати сказать,— какой тут пол тонкий! Столы, стулья, скрипучие шкафы и ухабистые кушетки разбрелись по комнатам, которые она собралась сдавать и, разлучившись таким образом друг с другом, сразу поблекли, приняли унылый и нелепый вид, как кости разобранного скелета.